Впечатления от путешествия на север Перу (2006 год)
Лима –Трухильо – Кахамарка –Чиклайо – Пиура –Манкора –ПунтаСаль –Тумбес –Куэнка (Эквадор)

Отметив новый 2006 год в Лиме, мы отправились в путешествие вдоль северного побережья Перу. В наши планы так же входило пересечь границу и посетить один из красивейших городов соседней страны – Эквадора – Куэнку.

Когда движешься вдоль косты (побережья) по Панамериканскому шоссе, то тебя, по большей части, окружают пейзажи безжизненной земли. Растянувшись на много километров, песчано-каменистые барханы и холмы временами напоминают лапы гигантских древних рептилий. Изредка, встречается скудная растительность. Голые ветви и, обожжённые палящим солнцем стволы небольших деревьев, лишь подчёркивают суровость жаркого засушливого климата. Было несколько странным осознавать, что мы едем вдоль побережья огромного океана, но его вода не является той спасительной влагой, которая насыщает землю и рождает на ней пышную растительную жизнь.

Русла практически всех рек, текущих вдоль северного побережья Перу, в это время года – высохшие. В январе месяце здесь лето. Температура воздуха достигает в некоторых местах +40 градусов. И, тем не менее, лишь долины с пересохшими руслами рек могут радовать путешественника естественной дикой растительностью. Видимо вода уходит глубоко под землю, но всё же продолжает давать какое-то питание немногочисленной местной флоре. Дождей в это время года здесь не бывает. Маленькие рыбацкие поселения, иногда встречающиеся по пути, представляют в основной своей массе, несколько жалкое зрелище. Домишки, сделанные из земли, песка и сухой травы здесь даже роскошь. Чаще встречались домики, плетёные из сухих пальмовых листьев или камыша без окон с отверстием для двери, которое завешивают тканью. Чем ближе домик к океану, тем чаще его заносит песком, который приносит ветер, и владельцу подобной недвижимости приходится постоянно сражаться с этим явлением природы. Жители подобных поселений, в настоящее время, пожалуй, один из самых бедных слоёв местного населения. Основное их занятие – рыбалка. Встречались нам по пути и небольшие городишки, больше соответствующие русскому названию посёлок, нежели город. Они были небольшие и бедные. Большие же города, расположенные на побережье напоминают здесь оазисы в пустыне. Близкое присутствие жизни начинается с сельскохозяйственных плантаций маиса (кукурузы), папы (картофеля) или банановых пальм. Сами города тоже, как правило хорошо озеленённые, со множеством пальм, оливок, кактусов и других буйно-цветущих разноцветными цветками деревьев и кустарников.

Трухильо. (Тrujillo)

Первым таким оазисом на нашем пути был город Трухильо (Тrujillo) . Находится он на территории департамента Ла Либертад. Истории поселенцев этого департамента более 12 тысяч лет. Здесь формировались культуры Куписнике, Салинар, Виру, Чиму и Мочика. Культура Мочика или Моче (III — VII века н.э.) прославилась реалистическими изделиями из керамики, а также так называемыми “пирамидальными храми”. Эти постройки демонстрируют огромные познания архитектуры, которыми обладал этот народ. Позже тут была образована культура Чиму (XII — XV века н.э.) со своей столицей Чан Чан – самым большим древним городом Латинской Америки, построенным из глины. Помимо архитектуры, эта культура оставила после себя великолепные ювелирные изделия из золота, а также сложную систему орошения — акведуки. В XV веке, выдержав сильное сопротивление, инки все- таки завоевали и это царство. А в 1534 году, с прибытием испанцев в долину, был основан город Трухильо, ставший одним из главных городов королевства. В настоящее время это один из экономических и культурных центров севера Перу. Столица красивого танца — «Маринера», прекрасных пляжей и традиционных лодок “caballitos de totora”.

Когда-то, в этом красивом прибрежном городе на пути из Лимы в Кито любили отдыхать испанцы, присвоив ему титул «самого роскошного города». Сегодня от колониальных времен сохранились узорные решетки на окнах и деревянные балконы, сконструированные таким образом, что женщины из высшего света могли выглядывать на улицу, оставаясь незамеченными. Позже этот город прославился тем, что стал первым городом на севере Перу объявившем о своей независимости от Испании. Произошло это 29 декабря 1820 года. Сам по себе этот факт поначалу, показался нам немного забавным, в силу того, что само основание этого города связывают с приходом испанцев. Но позже мы поняли, что провозгласить независимость от Испании, прежде всего, хотели потомки испанцев, переселившихся в Перу и прилично разбогатевших на эксплуатации индейцев. Они не хотели платить налоги королю Испании.

Современный, послерождественский Трухильо, встретил нас огромным количеством украшенных ёлок на центральной площади города. Многие из них были полностью искусственными сооружениями, однако фантазия их создателей восхищала. А по центру, на территории огромного монумента, разместился неизменный рождественский сюжет появления младенца Иисуса. К вечеру, буквально вся площадь переливалась разноцветными огнями.Большое количество клоунов, артистов-мимов, художников, фотографов с забавно разодетыми ламами, и местных жителей с детьми всех возрастов наводняло эту площадь. Царила атмосфера всеобщего праздника.

Последующие дни мы посвятили проникновению в древние культуры Чиму(XII — XV века н.э.) и Мочика (III — VII века н.э.) — таинственного народа, названного по реке Моче в Северном Перу, с его поселениями, культовыми сооружениями, расписной посудой и удивительными керамическими фигурками-вазами и другими творениями этих талантливых индейцев.

В долине Моче, в 5 км от Трухильо расположен самый большой город доиспанской Америки, сделанный из глины. Имя ему — Чан Чан. На диалекте мочика это звучит как «Ханк Ханк», что обозначает «Солнце Солнце». На береговых равнинах Перу, протянувшихся полосой между Андами и Тихим океаном, нет сколько-нибудь значительных каменоломен. Основным строительным материалом здесь издавна служит адоб — высушенный на солнце кирпич из глины. В Чан-Чане мы созерцали руины древнего города, который был целиком построен из этого кирпича. Когда-то Чан-Чан был столицей богатого, могущественного и густо заселенного государства Чему.

У самого входа в безмолвный город индейцев чиму, мы увидели очень необычную собаку. Это очень древняя порода собак, здесь её называют перуанской «el perro peruano». На её теле не было волос, и, оказывается, изначально эти собаки были вегетарианцами. К сожалению, в современное время люди стали кормить этих собак мясом, а поскольку эта порода была не приспособлена к такому виду питания, у этих собак стали развиваться болезни суставов, вследствие нарушения обмена веществ. Этот пёс сопровождал нас всю дорогу, пока мы гуляли по Чан-Чану. Оказалось, что он безумно любит плавать. И когда мы стали подходить к пруду, который и по сей день находится на территории древнего города, пёс не мог сдерживать своей радости: он то и дело носился взад и вперёд, подпрыгивая и повизгивая от удовольствия. Его поведение нас несколько озадачило, поначалу мы не могли понять причину его оживления, но наш проводник перуанец, очень хорошо понимал этого пса. Он бросил камешек в пруд, и пёс тут же с огромным наслаждением плюхнулся в покрывшуюся водорослями водную гладь. Нас эта картина очень позабавила.
Сам город Чан-Чан простирается на площади 18 км2. Отсюда властители Чиму правили своей империей, растянувшейся почти на 1000 километров вдоль тихоокеанского побережья. Расцвет их государства предположительно приходился на XII век, после того как пришла в упадок могущественная культура Тиауанако, центр которой располагался на островах священного озера Титикака. Индейцы чиму были весьма искусными архитекторами и инженерами, (они смогли выжить в этих краях лишь благодаря хитроумной и сложной системе водоснабжения), к тому же они достигли больших успехов в обработке металлов. Есть основания полагать, что стены главных зданий города были отделаны плитами из золота. Еще и сегодня можно оценить изящество и красоту орнаментов, выполненных на глиняном кирпиче, но все остальные ценные украшения Чан-Чана давным-давно исчезли.

Старинная легенда об основании Чан-Чана повествует о человеке по имени Наймлап, который пришел с моря, заложил здесь город и снова удалился туда, где заходит солнце. Другое предание гласит, что в этом городе обитал дракон, который сотворил Солнце и Луну. Но ни в этих, ни в иных мифах нет ни малейшей зацепки, проливающей свет на действительную историю возникновения города. С уверенностью можно лишь утверждать, что индейцы чиму жили очень строго организованным сообществом. Прямоугольные контуры города и его разбивка на различные районы дают основание считать, что в этом государстве в большой чести были логика и порядок. По всей видимости, в каждом из огороженных городских кварталов обитали по нескольку тысяч человек. Центр города образует храм-крепость Тшуди. Особенно хорошо сохранился Зал 24-х ниш. Сейчас это прямоугольный двор, обнесенный стеной, в которую вделаны ниши, в них можно сидеть. По некоторым гипотезам, здесь заседал совет старейшин. Отличная акустика позволяла вести разговор шепотом на весьма большом расстоянии — в этом можно убедиться и сегодня. Согласно другой гипотезе, в нишах стояли фигуры богов. Впрочем, о назначении многих зданий этого города остается только гадать. Зал 24-х ниш относится к комплексу зданий, который был огорожен высокой защитной стеной. Здесь можно видеть также развалины хижин, бассейн для сбора воды, административные здания и платформы, на которых проходили различные религиозные церемонии.
Храм-крепость Тшуди образует один из десяти районов, составлявших город Чан-Чан. Некоторые из этих районов были обнесены высокими, девятиметровыми стенами. Среди других достопримечательностей города — Изумрудный храм (Huaka Esmeralda) и храм Радуги (Templo de Arco Iris), называемый еще храмом Дракона (Huaka del Dragon). Изумрудный храм был раскопан в 1923 году, а двумя годами позднее сильно пострадал от ливневых дождей. Это сооружение в форме двухъярусной пирамиды, необычайно богато украшенное рельефными орнаментами с мотивами морской флоры и фауны. Такой же богатый и разнообразный декор имеет храм Радуги.

Когда вглядываешься и в геометрически правильные узоры Чан-Чана, и в драконоподобные, зооморфные и человекообразные изображения, обогащённые завитушками, зубцами и треугольниками Храма Дракона, невольно соприкасаешься с духом народа Чиму, с его мироощущением. Чан-Чан сегодня напоминает застывший в том далёком времени, невероятно странный по вызываемым ощущениям, пустынный город..

А следы более древней культуры Мочика, мы наблюдали в Долине Моче (это в 8 км от Трухильо). Там расположены две сохранившиеся Уаки : Уака дель Соль (Huaca del Sol) и Уака де ля Луна (Huaca de la Luna). В переводе на русский, это означает: Храм (Пирамида) Солнца и Храм (Пирамида) Луны. Считается, что систему строительства больших сооружений, а также политическое и экономическое обустройство своей цивилизации, сравнимое с греческой, мочика унаследовали от галлиназо. Эту систему они потом во многом усовершенствовали.

Сейчас ученые полагают, что народ мочика — продукт внутренней эволюции мира Анд. Такое утверждение опирается на исследование архитектуры и керамики тех мест. Считается, что мочика происходят от трех цивилизаций. Первая – это культура Чавин (1200-500 лет до нашей эры), от которой мочика унаследовали основные божества, а также архитектуру. Вторая — это культура Салинар (500-200 лет до нашей эры), внесшая в производство керамических изделий красный и кремовый цвета. Третья — культура Галлиназо (300 лет до нашей эры — 200 лет нашей эры). Можно сказать, что мочика, были первой большой античной перуанской цивилизацией, которая создала настоящие города и придала государству определенную структуру.

Цивилизация Мочика процветала с начала нашей эры до 850 года. Апогей расцвета пришелся на 300-600-е годы. В то время эта народность, насчитывавшая всего лишь около миллиона человек, занималась охотой, рыбной ловлей различными ремеслами и поливным земледелием, для чего создавало великолепные оросительные системы. Мочика в мировой истории занимали такое же место, что и греки, используя в жизни все достижения предыдущих цивилизаций, известных им.

Нужно было иметь могущество и несметное богатство, чтобы воздвигать впечатляющие Лунный Уака и Солнечный Уака. Эти культовые и ритуальные памятники, построенные из кирпича-сырца, еще не так давно, приписывались инкам. Сенсационность же их открытия состояла в том, что эти так называемые пирамиды — дело рук не инков, а мочика. Выяснилось и другое: между этими «пирамидами» (Лунным Уака и Солнечным Уака) простирался древний город цивилизации Мочика с населением около двадцати тысяч человек.

Но почему этих «пирамид» только две? Мочика противопоставляли друг другу два больших божества дневное божество, связанное с солнечными лучами, противопоставляется ночному божеству, исходящему от Млечного Пути и Луны.

К сожалению, время не пощадило архитектурные шедевры цивилизации Мочика. Сегодня между двумя холмами Уака простирается пустыня. С этих мест вдалеке по ночам можно видеть лишь сияющий огнями перуанский прибрежный город Трухильо. Сами же холмы Уака, расположенные около горы Бланко, изрыты ненастной погодой на протяжении веков да конкистадорами в XVI веке, которые хотели «разнести» на куски часть холма Солнечный Уака, чтобы добраться до спрятанного в нем золота. Это им сделать, к счастью, до конца не удалось. Примечательно, что пришедшие сюда испанцы описывали жизнь только инков, даже не подозревая о существовании мочика. И богатейшая цивилизация, предшествовавшая инкам, стала интересовать исследователей и ученых только с 1900 года, когда немецкие археологи во главе с Максом Улем первыми начали раскопки, продолжавшиеся несколько десятилетий.

Что касается Уака, то это памятник доколумбова периода в Андах, его часто называют пирамидой, состоящей из площадок-этажей. Слово «уака» также обозначает место религиозных ритуалов. Этим же словом называют и ритуальные вазы, найденные в захоронениях. Инки же, появившиеся только в 1470 году как цивилизация, использовали все то положительное, что было «наработано» мочика: сложную городскую планировку, выращивание сельскохозяйственных культур с применением, как бы сказали сейчас – генетики.

Цивилизация Мочика не знала письменности, однако, как выяснилось, она умела создавать поразительную керамику — аналогов которой в мире просто не существует. Это скульптурные изображения людей и животных и растений. На некоторых керамиках были обнаружены сцены жертвоприношения, битв, фигуры божеств. Изображенные на этих изделиях лица людей были очень естественны и выразительны. Например, мертвец, играющий на флейте, с глазами из перламутра и аспида, или гончар в тюрбане, строящий гримасу, или совсем небольшая — великолепной работы — черная утка с палицей и щитом, как у воинов. К этим, возможно, ритуальным предметам можно добавить и эротические вазы с изображением на них любовных сцен.

Одна из керамических ваз представляет собой изборожденное морщинами лицо бога Аипаека с клыками, которые являлись обязательным атрибутом всех скульптур богов цивилизации Мочика. Фигурка черного цвета воина со странной каской на голове больше задала исследователям вопросов, чем они получили ответов, потому что этот «воин» похож на инопланетянина, каким его изобразили бы наши современники – контактеры. В одном из захоронений была найдена бутылка, выполненная в виде двух маленьких человечков, другой сосуд с ручкой сделан в «керамической пуме». Секрет этого сосуда ученые разгадали сразу: пума у мочика считалась священным животным. Будучи очень агрессивными, мочика даже в изображении птиц остались верны «военному жанру». Сосуд в виде обыкновенной утки имеет атрибутику воина. Но эти же художники прославляли бессмертие воина путем изображения на ритуальных вазах одновременно лося, ягуара и змеи.

В мочикских представлениях о мифологических героях и божествах, реконструируемых по вазовым росписям, выделяются две временные и пространственные системы.

Одна часть изображений иллюстрирует эпизоды из мифов, т. е. события, развертывавшиеся, по мысли мочикцев, в прошлом. В этих мифах зооморфные божества действуют на земле. Различия между ними и людьми несущественны, мир мифических первопоселенцев земли как бы подменяет собой мир людей. Божествам-животным противостоят не люди, а чудовища. Кого только здесь нет! «Снарк» — соединяющий признаки моллюска, хищного зверя и змеи, «зверь Рекуай» — чудовище с оскаленной пастью на конце хвоста, мускулистыми лапами ягуара и телом пресмыкающегося, мифические рыбы, краб, черепаха. Есть и антропоморфный демон, облик которого подозрительно напоминает облик двух, вероятно, связанных родством антропоморфных божеств, один из которых побеждает чудовищ, а другой дарит людям культурные растения и руководит совершающимися у них церемониями. Не восходят ли образы и божеств, и демона к одному прототипу — древнему хозяину зверей? Представления о таком существе были широко распространены у доземледельческих племен Америки и Евразии. С появлением экономики нового типа этот образ трансформируется, расщепляется, В одних случаях он приобретает чисто демонический характер, в других на его основе складываются образы божеств. Даритель растений у мочика так же — не только земледельческое божество, но и глава людей-животных.

Среди мочикских чудовищ и демонов можно выделить две группы. Одни (например, «зверь Рекуай») явно олицетворяют силы хаоса. Их тела как бы составлены из частей тел разных животных. Божество расправляется с ними, освобождая землю. Другие (преимущественно водные существа — рыба-бонито, краб, креветка) сочетают признаки человека и одного определенного животного, в этом смысле не отличаясь от зооморфных божеств. Похоже, что мир этих демонов организован по примеру мира божеств и людей, поскольку, по крайней мере один из демонов, исполняет тот же самый, что и люди, обряд. Антропоморфное божество победоносно сражается с обитателями моря, но, видимо, не убивает их. Несколько схематизируя реальную картину, можно сказать, что в своей мифологии мочика констатируют идеальный прототип собственной культуры (мир божеств), которому противопоставляют как «анти-культуру» (мир обитателей моря, организованный по примеру божественного, но враждебный ему), так и «не-культуру» (хаотический мир чудовищ).
Погружение в «археологическую древность» этих мест мы чередовали с посещением чудесных пляжей. Первым из таких пляжей в этом путешествии был пляж Уанчако.

Расположен он в 13 км на северо-запад от Трухильо. Это песчаный пляж с большим количеством очень необычных лодок. Их называют «caballitos de totor». Что в переводе на русский, означает «лошадки тотора». Это небольшие ремесленные судна культуры Мочика, на которых аборигены отправлялись в море. Эти лодки целиком плетёные из тростника тоторы, имеют высокозагнутые вверх носы. Что бы удержаться на такой лодке поначалу нужна некоторая сноровка. Но местные гоняют и рыбачут на них с завидной ловкостью. Здесь практикуются два вида рыбной ловли: индивидуальный с рыболовным крючком и парный с сетью.

Кахамарка (Cajamarka)

В период расцвета мочика их соседями в горах были создатели культур кахамарка и рекуай. Есть много изображений битв воинов мочика с людьми, держащими сумочки для листьев коки, к которым прикреплены головы-трофеи.

Дорога в Кахамарку идёт через горные склоны и ущелья. В некоторых местах горная дорога настолько узкая, что, пропуская встречную машину, нашему автобусу приходилось либо прижиматься вплотную к скале, либо останавливаться на краешке обрыва. Когда коста (побережье) переходит в сьерру (горы), поначалу идут голые скалы и ты словно попадаешь в царство камней. Но спустя несколько часов езды взгляду открываются необычайно красивые виды горной долины. Это роскошное великолепие зелени, которое ты обозреваешь сверху, способно безмолвно наполнять своей силой и красотой. Сам город Кахамарка находится на высоте 2720 м над уровнем моря.

История Кахамарки уходит своими корнями в эпоху пред-инков. Долина Кахамарка была центром культуры Каксамарка, которая достигла своего максимального развития в период между 500 и 1000 гг. н.э. Во время правления Инки Пачакутек, в 1465 году, эти территории были присоединены к Империи Тауантинсуйо. (Это слово в переводе на русский , означает Четыре Четверти Мира). В эпоху инков Кахамарка преобразовалась в важный административный, военный и религиозный центр. Были возведены храмы и дворцы, среди сохранившихся, самой главной является, так называемая, Кварта де Рескате. 16 ноября 1532 года Кахамарка стала центром одного из самых трансцендентальных эпизодов американской истории, когда группа испанцев, под руководством завоевателя Франсиска Писарро, взяла в заключенние Инку Атауальпа.

В настоящее время город Кахамарка был признан Историческим и Культурным Наследием Америк и Символом Латиноамериканского Единения — оба титула были присуждены Организацией Американских Штатов ( OEA ).

Помимо всего этого, это город, в котором родились Карлос Кастанеда и Хорхе Гонсалес. Этот городок расположен в очень красивой и живописной горной долине. Здесь очень хорошо развито сельское хозяйство. Едва отъезжаешь от центра этого горного городка, на богатых пастбищах пасутся довольные упитанные коровы, барашки, ламы, свиньи, гуси и прочая живность. Народ разодет в свои национальные костюмы и соломенные широкополые шляпы. Нередко здесь можно было увидеть группу женщин в своих соломенных шляпах и ярких разноцветных юбках, сидящих на высоком зелёном холме, и занимающихся привычной для них работой: прядением шерсти, вязанием или ткачеством. Они выбирают очень красивые места для своего занятия, словно наполнение окружающей красотой даёт им вдохновение и позволяет эту красоту перенести на сотканные и связанные ими вещи. Секреты прядения и ткачества передаются здесь из поколения в поколение: от матери к дочери.

Здесь же находятся и знаменитые на всё Перу термальные источники Banos de Inca (Баньос де Инка) или Купальницы Инки. Температура воды с особым минеральным составом +70 градусов. В своё время, Инка Атауальпа очень любил эти природные бани. В этом бассейне инка ежедневно совершал омовения вместе с женами. Ну и мы, конечно, не примянули испытать действие их минеральных вод на себе. Тем более, что Хорхе Гонсалес, узнав что мы едем в Кахамарку, рекомендовал нам посещать их каждый день. После этих чудо – бань, мы каждый раз отправлялись в массажный салон, который нынче находится на территории этих термальных бань, где наши оздоровленные и омоложенные тела, предавались ещё большему релаксу, под опытными руками местной перуанской массажистки, (почему-то под нежные японские песнопения, льющиеся из динамика портативного магнитофона).

В нескольких километрах от Купальниц инки расположилась сельско-хозяйственная «Усадьба Кольпа» (Ex Hacienda La Collpa). Всё сделано добротно, просто и со вкусом. Пруд, с островком посередине и домиком для гусей и уток, мостик к нему, неподалёку — лошади. По пути на коровью ферму минуешь красивый и чистый двор, в котором расположена сельско-хозяйственная лавка. У входа во двор мы увидели двух мужчин в пончо и широкополых соломенных шляпах с большими барабанами. Отбивая барабанный ритм, они зазывали всех гостей усадьбы на представление. Само представление всех нас немало удивило и позабавило. Главными действующими лицами были порядка десяти кольпинских коров и два быка. У каждого из животных была своя кличка. Проходило представление, по пути, когда животное возвращалась с пастбища в свой загон на кормёжку и дойку. Пастух, одетый по такому случаю, в белые одежды и неизменную кахамаркинскую соломенную шляпу, размашисто хлестал по земле своим длиннохвостым бичом, и раскатистым голосом выкрикивал: Эс-ме-раль-да!!! После чего появлялась дородная, с полным выменем, красавица Эсмеральда, и важно переваливаясь с боку на бок, под ритмичный барабанный бой и раскатистое -”Ava-a-nsa! Ava-a- nsa!!” («проходим!-проходим!») двух фермеров в пончо и шляпах, следовала к стойлу с табличкой «Esmeralda», устраивалась в нём поудобнее, и ждала, когда же ей принесут свежей сочной травы и подоят. То же самое проделывали и все другие животные (Элены, Клариты, Таоры и другие красавицы и красавцы) под наш общий смех и веселье. Когда представление было закончено, мы, пообщавшись с коровами поближе, отправились в лавку. В ней попробовали на вкус местные сыры, йогурты, молочные крема, различные виды пчелиного мёда, пыльцы и прочее. И купили, понравившийся нам, сыр.нескольких километрах от Купальниц инки расположилась сельско-хозяйственная «Усадьба Кольпа» (Ex Hacienda La Collpa). Всё сделано добротно, просто и со вкусом. Пруд, с островком посередине и домиком для гусей и уток, мостик к нему, неподалёку — лошади. По пути на коровью ферму минуешь красивый и чистый двор, в котором расположена сельско-хозяйственная лавка. У входа во двор мы увидели двух мужчин в пончо и широкополых соломенных шляпах с большими барабанами. Отбивая барабанный ритм, они зазывали всех гостей усадьбы на представление. Само представление всех нас немало удивило и позабавило. Главными действующими лицами были порядка десяти кольпинских коров и два быка. У каждого из животных была своя кличка. Проходило представление, по пути, когда животное возвращалась с пастбища в свой загон на кормёжку и дойку. Пастух, одетый по такому случаю, в белые одежды и неизменную кахамаркинскую соломенную шляпу, размашисто хлестал по земле своим длиннохвостым бичом, и раскатистым голосом выкрикивал: Эс-ме-раль-да!!! После чего появлялась дородная, с полным выменем, красавица Эсмеральда, и важно переваливаясь с боку на бок, под ритмичный барабанный бой и раскатистое -”Ava-a-nsa! Ava-a- nsa!!” («проходим!-проходим!») двух фермеров в пончо и шляпах, следовала к стойлу с табличкой «Esmeralda», устраивалась в нём поудобнее, и ждала, когда же ей принесут свежей сочной травы и подоят. То же самое проделывали и все другие животные (Элены, Клариты, Таоры и другие красавицы и красавцы) под наш общий смех и веселье. Когда представление было закончено, мы, пообщавшись с коровами поближе, отправились в лавку. В ней попробовали на вкус местные сыры, йогурты, молочные крема, различные виды пчелиного мёда, пыльцы и прочее. И купили, понравившийся нам, сыр.

Поразило нас там и ещё одно местечко под названием Cumbemayo (Кумбемайо). Находится оно в 22 км на юго-запад от Кахамарки, в провинции Сан Пабло, и 1 часе езды на автомобиле. Говорят, что этот комплекс зародился в период развития культуры Чавин. Это место таит в себе необычайную мистическую силу и природную красоту. Ещё его называют древним природным археологическим комплексом. Непонятно откуда взявшиеся огромные глыбы камней. Этакий лес камней, расположенный в каком-то неведомом человеческому уму порядке, способен вызывать необычные состояния сознания. Говорят, что здесь проводят ритуалы Белой Магии местные курандеро. По ощущениям, сюда очень приятно приходить и предаваться медитациям и созерцанию. Словно сама атмосфера этого места располагает.. Там же находится и акведук (оросительный канал) эпохи пред-инков, спрятанный в скале, святилище с петроглифами и церемониальные алтари (помещенные на территории акведука).

Есть в Кахамарке, кстати, и другое местечко, где обычно собираются брухо (колдуны) для проведения общих ритуалов. Но там мы надолго не задержались, а лишь проехали мимо. В далёкие, доинковские времена, на этой земле жил народ касамарка (casamarca). Поразила нас их традиция захоронений своих предков. Мы были на одном из таких cementerio (кладбищ) под названием Ventanas de Otuzco(Вентаньяс де Отуско). На высокой горе множество окон-отверстий, словно огромные гнёзда. Когда человек умирал, его тело усушали при помощи специальных трав и снадобий, и уже облегчённое, несли на эту скалу и усаживали в заранее выдолбленное отверстие. Когда стоишь рядом с этой скалой, открывается потрясающе красивый вид на долину Otuzco, в которой и ныне живут далёкие потомки этого удивительного народа. Они считают, что их предки живут там, откуда приходит солнце. А оно, действительно, каждый день встаёт из-за этой скалы.
В 30 км на север от города, в красочном поселке Льаканора расположена усадьба Гранха Поркон (Granja Porcon). Другое её название Кооператив Атауальпа Иерусалим (Coop. Anahualpa.Jerusalen).